Брексит – Время переезда в Швейцарию?

23 июня 2016 года Великобритания проголосовала за выход из состава Европейского Союза, так называемый Брексит.

Британский референдум по вопросу членства в Евросоюзе и полученное решение о “выходе” остается доминантой заголовков прессы и политических ток-шоу уже на протяжении многих месяцев. Само название брексит (Brexit – от англ. Britain + exit, что дословно значит “выход Британии”) создало неясность не только в общественной среде Великобритании, но и заставило компании национального и международного масштаба задуматься над своими отношениями с Соединенным Королевством. Во времена неясности пора искать более надежные и стабильные возможности. Одной из таких может быть Швейцария. В этой статье описывается не только текущая ситуация, возможные последствия Брексита, но и рассказывается о возможностях переезда семьей и/или компанией в Швейцарию.

Мы являемся экспертами в области перемещения, консультирования и консьерж-услуг в Швейцарии.

При том, что необходим подготовительный период, фактический выход Британии вряд ли начнется ранее 2019 года. У этого процесса есть возможные последствия для страны и расположенных в ней международных компаний, которые могут проявиться как в долгосрочной перспективе, так и в ближайшие годы. Одними из вызовов, непосредственно связанных с Брекситом, являются изменения в части свободного перемещения товаров, услуг и трудовых ресурсов, а также действующей защиты прав интеллектуальной собственности.

Планирование на будущее является ключом к успеху.

 

Швейцарская модель

Британскому правительству и ЕС сейчас предстоит принять ряд ключевых решений в определении фундамента отношений Британии и ЕС. Одним из вариантов является известная “Швейцарская модель”.

Она представляет собой следующее:

  • Швейцария участвует в Европейской ассоциации свободной торговли (EFTA), но она не является участницей Европейской экономической зоны (EEA) и не подписывала соответствующее Соглашение. Швейцарию официально называют бывшим подписантом.
  • Швейцария имеет доступ к единому европейскому рынку посредством регулярно обновляемого двустороннего соглашения.
  • Это двустороннее соглашение со Швейцарией имеет свою специфику, оно разработано с учетом ее интересов и включает 120 пунктов, переговоры по которым шли более 10 лет.
  • Швейцария ежегодно вносит миллиарды евро в бюджет ЕС.
  • Главное, что Швейцария получает выгоду от беспрепятственного перемещения по странам ЕС.
  • Маловероятно, чтобы Великобритания смогла так просто получить такие привилегии, как доступ на рынок.

В ЕС постоянно говорят, что швейцарская модель тяжеловесна, и отмечают, что подобные договоренности вряд ли появятся в будущем. Другими словами, можно сказать, что Брексит, скорее всего, не пойдет по швейцарской модели, а если это и произойдет, то на переговоры уйдет как минимум десятилетие.

Следующие разделы статьи дают взгляд на отдельные отрасли и на то, как на них в ближайшее время повлияет решение о Брексите.

 

Финансовые и технологические услуги

Сегодня, финансовое учреждение (банк, страховая компания или инвестиционная фирма), организованное в любой стране ЕС или европейской экономической зоны может пользоваться ‘паспортом’ (как «пропуском») для предоставления своих услуг, находясь в своей стране, любой другой стране ЕС или европейской экономической зоны. Именно по этой причине многие неевропейские финансовые организации создали свои дочерние предприятия на территории ЕС с тем, чтобы иметь доступ к рынкам ЕС и европейской экономической зоны.

После наступления Брексита, если только Великобритания не сможет сохранить свой статус страны европейской экономической зоны или договориться о режиме, эквивалентном существующему ‘паспорту’, финансовые учреждения, находящиеся в Великобритании, потеряют право доступа к ЕС и рынкам европейской экономической зоны. В свою очередь, финансовые учреждения, находящиеся за пределами Королевства, будут иметь доступ к британскому рынку только настолько, насколько это позволят договоренности между Великобританией и нерезидентами.

В настоящее время неясно, будет ли Соединенное Королевство государством европейской экономической зоны. Пока такой статус требовал принятия ‘свободы передвижения’ и финансового участия. Это может также негативно отразиться на возможности погашения платежей в евро, а именно они являются доминирующими.

Если Великобритания покинет ЕС, но сохранит статус государства европейской экономической зоны, тогда, вероятно, мало что изменится, и законодательство Великобритании будет меняться и развиваться в соответствии с требованиями ЕС. Если Великобритания не сохранит статус государства европейской экономической зоны, то она сможет изменить свою позицию. Британским финансовым компаниям, возможно, со временем, понадобится задуматься над созданием дочернего предприятия, которое бы имело право продолжать работать в ЕС, чтобы и дальше вести свою деятельность; другие же организации могут подумать о том, чтобы перенести свою организацию в другую страну.

 

Игроки рынка

В настоящее время, игрок рынка (банк, страховая компания или управляющий активами), организованный на государстве ЕС или европейской экономической зоны, имеет право использования так-называемого “паспорта” – пропуска для предоставления услуг из своей страны регистрации и получения всех разрешительных документов любому другому государству ЕС или европейской экономической зоны. Это, фактически, значит, что такому юридическому лицу не нужно получать отдельное разрешение на ведение деятельности в каждой стране.

Статус Лондона как мирового финансового и технологического центра, или хаба, завоевывался долгие годы. И более половины европейских финансовых и технологических «единорогов», т.е. стартапов, оценка рыночной стоимости которых превышает 1 млрд долларов, (например, Transferwise и GoCardless) находится в Великобритании. Он основан на ряде факторов, которые сложно повторить где-либо еще: мощная поддержка правительства, прагматический регулятор, прекрасный рынок труда, стабильная правовая система и доступ к высоколиквидным рынкам капитала. Следовательно, многие международные банки (как европейские, так и не из ЕС) обосновались в Лондоне, используя права переезда для предоставления услуг по ЕС и европейской экономической зоне.

 

Паспорт – пропуск

Одним из важнейших элементов законодательства ЕС в мире финансов является Директива о рынках финансовых инструментов (MIFID). Эта Директива дает банкам в любом государстве ЕС возможность вести хозяйственную деятельность и предоставлять услуги по всей территории ЕС без необходимости получения отдельной банковской лицензии в каждой стране. В результате, многие международные банки (европейские и не только) разместили свои офисы в Лондоне, чтобы получить доступ к единому рынку, имея британскую регистрацию.

 

Стартапы финансово-технологического сектора

Несмотря на то, что доступ к единому рынку является безусловным приоритетом, он вызывает больше беспокойства у игроков рынка. Многие финансово-технологические стартапы работают по бизнес-моделям, которые не опираются на паспорта: они работают на внутреннем или нерегулируемом рынке (или в секторах, на которые распространяется упрощенная система регулирования, например, в сфере кредитования между физическими лицами) или полагаются на продажу товаров или услуг игрокам рынка, скорее, чем сами подпадают под действие регулирования.

Отсутствие доступа к единому рынку является не очень приятной новостью для финансово-технологических стартапов. В период неясности, для продолжения роста, многие их таких предприятий могут обратить свое внимание на другие возможности месторасположения за пределами Евросоюза, такие как Азиатско-Тихоокеанский регион или Соединенные Штаты.

Некоторые финансово-технологические стартапы работают бизнес-моделям с более строгим регулированием. К примеру, стартапы формата “regtech” предоставляют услуги банкам, чтобы они гарантированно отвечали нормативным требованиям. Если их клиенты перенесут свою финансовую деятельность в финансовые центры ЕС, то таким предприятиям, возможно, также понадобится переезд, чтобы быть ближе к своим клиентам. Лучом надежды может стать тот факт, что неясность, вызванная Брекситом, требует большей точности исполнения требований своих клиентов, а, следовательно, больше бизнес возможностей для стартапов reg-tech (хотя и неожиданно!).

Площадка британских стартапов подпитывается желанием квалифицированных специалистов переехать в Лондон. Постоянный доступ к талантам важен для Лондонских финансово-технологических компаний, чтобы конкурировать с другими хабами по всему миру, в частности, с Нью-Йорком, Сан-Франциско и Берлином, за предоставление высококачественных продуктов и услуг. Цюрих также является активным игроком на финансово-технологической арене.

В краткосрочной перспективе, неуверенность в доступе Британии к единому рынку создаст определенный разрыв и негативно отразится на рынке финансов и технологий. Неясность – это всегда плохо для организаций и/или регуляторов. И наилучшим вариантом для Британского правительства является лоббирование доступа к единому рынку и прав на предоставление финансовых услуг. Это означает выбор (и согласование с ЕС) правильной модели для поддержания такого доступа и прав.

Риск состоит в том, что, если выбранный подход не принесет преимуществ британским финансово-технологическим компаниям, Великобритания потеряет свое конкурентное преимущество.

 

Медицина и биология

Поскольку Великобритания останется в составе ЕС еще как минимум 2 следующих года и ожидаемый эффект от законопроекта о защите свобод (Great Repeal Bill) максимально сохранит существующее положение вещей, то для сферы медицины и биологии мало что должно поменяться.

Если Великобритания останется в европейской экономической зоне, то последствия для сектора будут, вероятно, минимальными. Это связано с тем, что у страны останется доступ ко многим преимуществам общеевропейской системы, таким как централизованная процедура авторизации на рынке, портал ЕС по клиническим испытаниям и база данных по фармаконадзору. Подобным же образом, если Великобритания присоединится к европейской ассоциации свободной торговли (EFTA) и в ходе переговоров добьется секторального доступа к единому рынку, то, в зависимости от характера конкретных отношений, последствия могут быть весьма ограниченными. Если, однако, Королевство предпочтет отойти подальше от ЕС, или не сможет согласовать условия длительной тесной ассоциации с ЕС, то воздействие может оказаться куда серьезнее.

 

Законодательство

Медицина и биология представляют собой один из наиболее строго регулируемых и гармонизированных на общемировом уровне секторов промышленности, особенно в части разработки фармацевтических продуктов. Большое количество нормативных актов связано с членством в ЕС и оформлено в виде Директив или Регламентов. В случае с Директивами (например, Директива 2001/83/EC о лекарственных продуктах), они реализуются в государственном праве и продолжают действовать (вместе с дополнениями и изменениями). Регламенты, наоборот, напрямую применимы к Соединенному Королевству и не нуждаются во внедрении на государственном внедрении. Поэтому, теоретически, когда Великобритания выйдет из состава ЕС, регламенты ЕС более не будут применяться. Законопроект о защите свобод должен пройти определенный путь в качестве буфера для шероховатостей применения регламентов. Если законопроект будет служить интегрированию существующих нормативных актов (с дополнениями и изменениями) в британскую правовую систему, то оставшийся вакуум должен быть заполнен, если какой-либо регламент прекратит свое действие.

Нет причин, чтобы британское правительство не ввело в дальнейшем эквивалентные правила в британскую правовую систему (в некоторых случаях это не будет обязательным, если мы будем являться частью европейской экономической зоны/ Европейской ассоциации свободной торговли).  Если, однако, правительство Великобритании решит отказаться от гармонизации своего законодательства с европейским и в будущем отдалит наше законодательство от европейского, административная нагрузка на компании в сфере медицины и биологии может значительно повыситься из-за нормативных требований. Например, авторизация клинических испытаний и заявления на выдачу регистрационного удостоверения могут потребовать другой новой правовой среды.

Тем не менее, при реалистичном взгляде, даже в гибридной “швейцарской” ситуации, Регламенты и стандарты, вряд ли значительно изменятся, поскольку Великобритания захочет продолжать стимулировать свободную торговлю внутри Европы и за ее пределами, и не захочет выстраивать искусственные барьеры.

 

Клинические испытания

Новый регламент по клиническим испытаниям 536/2014 был принят 16 июня 2014 года, но еще не был внедрен (ожидается, что он вступит в силу в октябре 2018 года). Новый Регламент предусматривает единый формат заявления на клинические испытания по всей территории ЕС (через единый портал) со связанной общеевропейской базой данных. Этот Регламент применяется к клиническим испытаниям лекарственных средств и, если он вступит в силу до Брексита, то Великобритания будет обязана действовать в соответствии с ним до момента выхода из Евросоюза. В зависимости от графика и имплементации указанного законопроекта, возможно, что конкретные положения Регламентов о клинических испытаниях обретут статус законов Великобритании.

Если Регламенты о клинических испытаниях обретут статус законов Великобритании, тогда, в зависимости от необходимых изменений и переговоров с соответствующими регулирующими органами ЕС, Великобритания сможет гармонизировать свой подход к клиническим испытаниям с общеевропейским. Однако, если Великобритания примет закон, значительно отличающийся от Регламента 536/2014, вероятно, это серьезно усложнит процедуру клинических испытаний, поскольку это приведет к увеличению административной нагрузки и к дополнительным расходам для компаний, желающих провести многоцентровые клинические испытания в ЕС и Великобритании.  В частности, британские компании не будут иметь доступ к единому порталу заявлений на проведение клинических испытаний, или если и будут, то за существенную плату. Кроме того, потребуется следовать отдельным централизованным и государственным процедурам разрешения проведения клинических испытаний.  Далее, компаниям придется гарантировать, что спонсоры клинических испытаний имеют представительство на территории ЕС, но, как минимум, для крупных компаний в области медицины и биологии это вряд ли станет значительным административным препятствием.

 

 

Исследования & разработки и финансирование

В настоящее время ЕС предоставляет финансирование и координирует совместные исследования за счет программ финансирования, таких как Инициатива инновационных лекарств и Горизонт 2020 (7-летняя программа с бюджетом в €80 млрд по предоставлению помощи совместным работам в государственном/частном секторах, а также по стимулированию инновационной деятельности). Если Великобритания не будет участвовать в европейской экономической зоне после Брексита, доступ к таким средствам британских компаний будет утерян, при отсутствии исследовательских мощностей в других странах ЕС. Британские исследовательские центры могут также столкнуться и с потерей ряда талантливых исследователей, которые переедут работать в ЕС.  Также неясно, будет ли британское правительство восполнять потерянное финансирование и стремиться к заключению двусторонних договоров с другими народами для получения доступа к другим источникам финансирования/вариантам сотрудничества.

 

Фармаконадзор и регуляторы

Система Фармаконадзора ЕС координируется Европейским агентством по лекарственным средствам (EMA), которому, возможно, потребуется переехать на Континент после выхода Брексита. Британские компании, поэтому, должны будут пересмотреть свою систему отчетности по фармаконадзору, поскольку одно и то же лицо не может выполнять функцию фармаконадзора и в ЕС, и в Соединенном Королевстве, так как квалифицированное лицо должно проживать и работать на территории ЕС. Европейское агентство по лекарственным средствам находится в Лондоне, и, сегодня его штат составляет 890 человек. При обсуждении возможных последствий Брексита вебсайт агентства сообщил, что “возможные последствия для месторасположения и работы Агентства зависят от будущих отношений между Великобританией и ЕС, которые на сегодняшний день неизвестны,” а “мягкий выход”, при котором поддерживались бы тесные связи с существующей системой, был отвергнут правительством. Поэтому это зона особой неопределенности. Понятно, что Швеция, Испания, Дания и Италия уже выразили свою готовность принять EMA на своей территории.

Если Великобритания не станет государством-участником европейской экономической зоны, то EMA и MHRA (государственная служба по лекарственным средствам) значительно пострадают. MHRA указала на свою потребность в увеличении штата для ведения своей регуляторной работы, которую ранее выполняла EMA. Кроме того, там, где EMA раньше сотрудничала с ICH (Международной конференцией по гармонизации), FDA (Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов), японским PMDA (Управлением лекарственных средств и медицинских изделий Японии) и другими компетентными органами, государственной службе по лекарственным средствам сейчас понадобятся свои собственные соглашения о сотрудничестве для замены соглашений, заключенных с EMA.

 

Специфика влияния на права интеллектуальной собственности

Новый режим патентования ЕС предоставит владельцам патентов возможность подать заявление на получение единого общеевропейского унитарного патента (UP), охватывающего большую часть ЕС. Он также создает единый патентный суд (UPC) для рассмотрения и разрешения патентных споров на общеевропейской основе.

Указанный новый режим, чье будущее было неясно после голосования по Брекситу в июне прошлого года, как ожидается, вступит в силу в конце 2017 года. Подтверждением тому явилось объявление Великобритании от 28 ноября 2016 года о том, что она приступит к ратификации соглашения о едином патентном суде. Чтобы вступить в силу, единому патентному суду сейчас только требуется ратификация Великобритании и Германии. При этом, последняя уже ранее в этом году объявила, что ратифицирует его.

Таким образом, Великобритания примет участие в системе унитарного патента / единого патентного суда до своего выхода из ЕС. А Лондонское центральное отделение унитарного патентного суда, которое будет рассматривать дела, связанные с химией, в том числе фармацией и предметами первой необходимости, так и останется в Лондоне.

Когда настанет время для выхода Великобритании из ЕС, торговые марки Евросоюза (EUTM) и зарегистрированные промышленные образцы Евросоюза (RCD) прекратят свое действие в стране. Однако, есть вероятность того, что будет выработан механизм перехода таких объектов в британские права. В результате, владельцам существующих общеевропейских зарегистрированных прав не следует без дополнительных консультаций сразу же реагировать и подавать новые заявки в Великобритании, поскольку вероятно, что даты подачи заявок на их действующих в Великобритании права сохранятся. Однако, неясно, как этот механизм перехода будет действовать, и будет ли взиматься определенная плата в пользу британского ведомства по охране прав интеллектуальной собственности.

В целом, сегодня у владельцев торговых марок и образцов, при подаче заявок, есть выбор: подать общеевропейскую заявку или надеяться на возможность в дальнейшем “конвертации” таких прав в британские; или подать сейчас заявку и в Британии, и в ЕС, чтобы избежать какой-либо зависимости от механизма перехода. Выбор во многом зависит от конкретных обстоятельств.

 

Хозяйственное право

Пока в ближайшие месяцы и годы четкие детали условий Брексита будут только вырабатываться, компаниям, которые, вероятно, подпадут под его влияние, следует начать определение потенциальных зон риска и воздействия, а также планирование коммуникации с персоналом и клиентами. Таким компаниям понадобится выделить время и ресурсы для проведения дальнейшего анализа воздействия Брексита, когда ситуация прояснится.

 

Возможные последствия для юридических лиц

Если Британия выйдет из состава ЕС, британские компании не смогут использовать процесс проведения слияния европейских компаний, согласно Директиве о транснациональных слияниях и связанным с ней британским нормативным актам. Такие нормы позволяют проводить слияния в рамках европейской экономической зоны, при условии, что слияние затрагивает хотя бы одну британскую компанию и хотя бы одну компанию из другой страны европейской экономической зоны.

Кроме влияния на транснациональные слияния, самое серьезное воздействие на корпоративные операции, вероятно, будет вызвано изменением рыночных условий и курса валют после Брексита, голосования по ‘выходу из ЕС’ и созданной этими событиями неясности.

 

Возможные последствия для иностранных компаний

Иностранные компании часто организуют свою деятельность в Великобритании, используя ее как плацдарм для торговли с другими странами ЕС. Правительственный анализ 2013 года показал, что половина всех европейских штаб-квартир неевропейских компаний располагается в Великобритании. Голосование по Брекситу может повлиять на решение о базировании в Великобритании и может привести к переносу таких штаб-квартир некоторых неевропейских компаний в другие государства ЕС.

После референдума курс фунта значительно снизился по отношению к ряду основных валют, в том числе к евро и доллару США.

Падение курса фунта стерлинга является хорошей новостью для иностранных компаний, импортирующих товары из Великобритании, но не для иностранных компаний, ведущих экспорт из страны. Для иностранных предприятий, рассматривающих возможность инвестирования в Великобританию, падение курса фунта стерлинга может дать значительные возможность для приобретения британских компаний по выгодной цене. С момента референдума наблюдается значительное повышение ценности поглощений иностранными компаниями британских фирм.

 

Налоги

Директивы ЕС, реализуемые по закону, останутся частью британского права, если только они не будут далее изменены в британском законодательстве. Законы ЕС прямого действия, такие как Регламенты ЕС, должны будут получить одобрение британского парламента, которое теоретически будет иметь возможность вносить свои изменения. Такая возможность будет более или менее ограничена, в зависимости от принятой модели взаимодействия с ЕС и позиции Великобритании при ведении переговоров (она будет слабее в случае выхода Шотландии и Северной Ирландии, о чем они уже говорят). Подобным же образом, британские суды могут продолжать учитывать решения Судебной палаты Европейского союза, а также принимать целенаправленный подход на толкование закона в связи с общеевропейским законодательством.

 

НДС, акцизные сборы и другие косвенные налоги

НДС налагается на большинство товаров и услуг, поставляемых в ЕС. Законодательство достаточно гармонизировано, хотя государства-участники имеют определенный уровень свободы решения в отношении уровня и способов получения этого налога. Более того, Великобритания была освобождена от исполнения такого закона, что позволило ей ввести нулевую ставку НДС на определенные группы товаров. Таможенные сборы на импорт на единый рынок также гармонизированы, и законодательство ЕС не дает возможность наложения сборов на привлечение капитала. Действительно, недавняя попытка наложить пошлину при выпуске некоторых акций в Великобритании была отклонена судом, как противоречащая законодательству ЕС.

Выход из ЕС одновременно восстановит суверенитет Великобритании в отношении установления налогообложения и потенциально ограничит ее доступ на единый рынок. Теоретически, в таком случае, Великобритания получит полномочия по полному пересмотру своей системы налогообложения, но станет зависимой от дополнительных налогов и сборов, таких как пошлины на импорт в ЕС.

На самом деле, изменения могут быть минимальными. НДС составляет значительную часть собираемых в Великобритании налогов и будет мало пользы от внедрения значительных изменений в действующую, производную от общеевропейской, систему, за исключением, пожалуй, отдельных случаев освобождения или особых ставок налога по определенным категориям товаров. Если Великобритания вступит в Европейскую ассоциацию свободной торговли, Швейцария, то она получит преимущества от особой таможенной процедуры, которая приостанавливает сборы акциза и НДЛС по товарам, которые прошли через Великобританию по пути в ЕС. Далее освобождение от налогообложения может регулироваться двусторонними торговыми соглашениями. У Министерства Ее Величества по налогам и таможенным сборам будет больше свободы в применении пошлин при выпуске некоторых видов акций, но с практической точки зрения, такие действия маловероятны.

Потеря влияния на политику ЕС может в долгосрочной перспективе отразиться на британском бизнесе. К примеру, предлагаемое Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство между ЕС и США (TTIP) включает планы по снятию таможенных пошлин и других препятствий на пути к торговле между ЕС и США. США указали, что будут стремиться заключить отдельные соглашения с Великобританией в случае выхода из ЕС, что может оказать негативное влияние торговые отношения между двумя странами.

 

Налог на прибыль предприятий и на прирост капитала

Брексит приведет к прекращению действия британских обязательств и прав согласно разным законам ЕС, предназначенным для снижения нагрузки прямого налогообложения компаний, ведущих свой бизнес в рамках единого рынка. Директива ЕС о материнских и дочерних компаниях упрощает распределение прибыли между европейскими группами компаний путем предотвращения двойного налогообложения и отмены налога на дивиденды. Директива о слияниях упрощает реорганизацию групп, расположенных в более чем одной стране ЕС, тогда как Директива по процентным отчислениям и роялти отменяет удержание налогов на процентные отчисления и роялти внутри ЕС между ассоциированными компаниями.

Все указанные Директивы введены в действие, и Великобритания, вероятно, оставит их в силе и после Брексита. Кроме того, международные соглашения о налогообложении в значительной степени пересекаются с некоторыми из таких нормативных актов, и также останутся в силе после Брексита. Однако, со временем правила налогообложения будут отходить от общеевропейских, и налоговая система неизбежно станет более сложной и обременительной для международных корпораций, которые представляют собой группу компаний как в Великобритании, так и в ЕС. Великобритания также потеряет свою защиту от дискриминационных налоговых мер, налагаемых государствами ЕС. Таким образом, возникает риск ужесточения бизнес среды и снижения стратегической инвестиционной привлекательности расположения промежуточных холдинговых компаний в Великобритании. Страна будет иметь возможность, в свою очередь, изменить свое законодательство о прямых налогах так, чтобы создать более конкурентоспособную среду. Однако, значительное отклонение от системы ЕС может сделать Великобританию менее привлекательной для входа инвесторов и сократить ее возможности при ведении переговоров с ЕС, поэтому такой вариант развития событий маловероятен.

 

Сделайте следующий шаг…

Как показал EPEK, в ближайшие годы британская бизнес среда столкнется с серьезным уровнем неясности. Практически в любой отрасли, будут происходить изменения.

 

Швейцария, при этом, показывает стабильность и непревзойденные возможности для ведения бизнеса уже многие десятилетия. Швейцария сможет предложить конкурентное преимущество, которое Британия может потерять в предстоящие годы. Работая вместе с EPEK и нашей сетью партнеров-экспертов, мы можем познакомить вас с перспективами переноса вашего бизнеса в Швейцарию.

В течение короткой ознакомительной встречи, мы сможем понять, как Швейцария может оказаться полезной для вас и вашего бизнеса. Контакты (Свяжитесь с нами)!

By | 2017-09-02T14:37:17+00:00 September 2nd, 2017|Uncategorized|Comments Off on Брексит – Время переезда в Швейцарию?